СКАЗАНИЕ ОБ УБИЕНИИ АБХИМАНЬЮ 1 страница

Предыдущая234567891011121314151617Следующая

Глава 32

Санджая сказал:

Оттого что вначале мы были разбиты Пхальгуной, неизмеримым в мощи, и благодаря также тщетности данного Дроной торжественного обета,1 из-за того что Юдхиштхира был хорошо охраняем, твои воины оказались побежденными в битве. И все они, в разбитых панцирях, покрытые пылью, в сильной тревоге бросали во все__стороны боязливые взгляды. Тогда, с согласия сына Бхарадваджи совершив отход к лагерю, после того как они были одолены врагами, метко разящими в цель, и сильно посрамлены ими в битве, (воины твои слышали) о неизмеримых достоинствах Пхальгуны, прославляемых существами, и о дружбе Ке-шавы с Арджуной, о которой говорится всеми. И они провели (ночь), словно одержимые проклятием, размышляя (о ходе событий) и пребывая в полном молчании.

На рассвете следующего дня Дурьйодхана сказал Дроне из расположения к нему с мягкосердечным гневом, в большом душевном унынии от преуспеяния своих врагов. Хорошо сведущий в речи, преисполненный гнева (от успехов врага), он так сказал во всеуслышание всех существ: «Несомненно мы низведены тобою в положение стороны, которая должна была быть уничтожена тобою, о превосходнейший из знатоков священной мудрости! Ибо ты не схватил сегодня Юдхшптхиру, хотя он и оказался в пределах твоей досягаемости!

Тот враг, которого ты жаждешь схватить в сражении, не может вызволиться от тебя, раз он попался тебе на глаза, если даже он будет охраняться пандавами вместе с самими богами. Довольный, ты дал мне торжественное заверение. Теперь же ты действуешь совсем иначе. Благородные (как ты) никогда не обманывают надежд того, кто предан им!» Услышав сказанное ему так (Дурьйодханой), сын Бхарадваджи почувствовал большую неловкость. И обратившись к царю, он сказал:

«Ты не должен считать меня таким! Я всегда стараюсь (выполнять) то, что приятно тебе. Три мира вместе с богами, асурами и ган-дхарвами, якшами, змеями и ракшасами не в состоянии победить (силу), охраняемую Носящим диадему. Там, где Говинда, творец вселенной, и Арджуна, предводитель войска, чья сила может (противостоять им), кроме трехглазого владыки? Я говорю тебе правду сегодня, и никогда это не будет иначе!

Сегодня я повергну могучего воина на колеснице, одного из выдающихся героев среди пандавов. Я построю войско таким боевым строем, который будет непроницаемым даже для богов. Однако, о царь, каким-нибудь средством необходимо отвести Арджуну (с поля брани)! Ибо нет ничего, что не было бы известно ему или не могло быть достигнуто им в битве. Ведь им отовсюду приобретены всевозможные знания, касающиеся войск».



И когда так было сказано Дроной, толпы саншаптаков снова вызвали на битву Арджуну к южной стороне поля. И произошло там между Арджуной и его врагами такое сражение, подобно которому другого не было нигде видано или слышано. С другой стороны, боевой строй, установленный Дроной, о царь, выглядел блистательным. И право, он был нестерпим для взора, подобно солнцу, когда оно катится в полдень, опаляя (все под собою).

И тот непроницаемый круглый боевой строй, о потомок Бхараты, Абхиманью, по приказанию старшего брата отца своего, побывал в пылу сражения во многих местах. Совершив трудновыполнимый подвиг и убив героев тысячами, он (наконец) столкнулся с шестью героями сразу и попал во власть сына Духшасаны. От этого мы исполнились великой радости, а пандавы истомились от сильного горя. И после того как был убит сын Субхадры, о царь, (наши войска) совершили отход к лагерю (на ночной покой).

Дхритараштра сказал:

Когда, о Санджая, я услышал, что убит в сражении сын того льва среди людей, еще не вступивший в возраст, сердце мое разрывается на части! Жесток, в самом деле, сей закон кшатриев, установленный законодателями, раз храбрецы обрушивают свое оружие даже на ребенка! Расскажи мне о том, о сын Гавальганы, каким образом столь многочисленные воины, искушенные во владении оружием, убили того младенца, хотя и взлелеянного в неге, но все же рыскавшего без страха (по полю брани)! Расскажи мне о том, о Санджая, как развлекались (наши воины) в битве с сыном Субхадры, неизмеримым в мощи, желавшим проникнуть в наш боевой строй колесниц.

Санджая сказал:

То, о чем ты спрашиваешь меня, о владыка царей, то есть об убиении сына Субхадры, я поведаю тебе полностью. Слушай же, о царь, внимательно, как (наши воины) развлекались с тем отроком, желавшим проникнуть в ряды наших войск. Подобно лесным обитателям в лесу, изобилующем кустарниками, травами и деревьями, когда они окружены отовсюду лесным пожаром, — твоих воинов обуял страх.

Так гласит глава тридцать вторая вДронапарве великой Махабхараты.

Глава 33

Санджая сказал:

Совершающие чрезвычайно суровые подвиги в битве, хотя и обнаруживающие усталость от своих подвигов, пятеро пандавов вместе с Кришной неодолимы даже богами. В справедливости, в деяниях, в происхождении, по нраву своему, славе и преуспеянию не было никогда и не будет другого человека, равного достоинствами Кришне. Преданный правде и справедливости и щедрый, царь Юдхиштхира, благодаря почитанию брахманов и другим подобного рода добродетелям, всегда ведь может обладать третьим небом. Сам Разрушитель в конце юги, о царь, доблестный сын Джамадагни и Бхимасена, (твердо) стоящий в бою, — все трое, говорят, равны (между собой). Для Партхи же, обладателя лука гандивы, способного исполнять свои клятвы в сражении, я не нахожу сравнения, равного ему на Земле.

Благоговейная почтительность к старшим, умение хранить тайну, скромность, самообуздание, красивая внешность и храбрость — эти шесть (достоинств) всегда пребывают в Накуле. Священным знанием, важностью своей, мягкостью нрава, справедливостью, геройством и силой доблестный Сахадева подобен двум божествам Ашвинам. Все те многочисленные достоинства, какие есть у Кришны, и те достоинства, которые есть у пандавов, — вся та совокупность добродетелей наблюдалась в Абхиманью одном! По твердости он был равен Юдхиштхире, а по поведению — Кришне, в подвигах он равен Бхимасене, страшному в своих деяниях, а красотой своей, мужеством и священным знанием был подобен Дхананджае. В скромности же он был равен Сахадеве и Накуле.

Дхритараштра сказал:

Я хочу, о возница, услышать подробно об Абхиманью, сыне Субхадры непобедимом. Каким образом был он убит на поле брани?

Санджая сказал:

О великий царь, наставником был образован круглый боевой строй. Там были размещены все цари (нашего лагеря), каждый из них подобный Шакре. Были там сплочены и все царевичи. Все они дали клятву (стоять один за другого). Все были со знаменами, разукрашенными золотом. Все они носили красные одежды, все были в красных украшениях. Все они имели красные стяги и все были украшены золотыми гирляндами. Их было десять тысяч — неколебимых лучников. Выдвинув впереди себя внука твоего Лакшману, милого видом, все одинаково сочувствующие друг другу в несчастии и одинаково выказывающие смелость друг перед другом, все они состязались друг перед другом (в превосходстве) и были преданы благу друг друга.

А царь (Дурьйодхана) был окружен могучими воинами на колесницах Карной, Духшасаной и Крип ой, осененный белым зонтом. И обмахиваемый опахалами из буйволовых хвостов, он блистал великолепием, подобно царю богов. А во главе того войска стойким военачальником был Дрона, напоминающий восходящее солнце. Также стоял там и царь страны Синдху, прекрасный собою и неколебимый, как гора Меру. Стоя рядом с царем Синдху, предводительствуемые Ашваттхаманом, находились там, о великий царь, и тридцать твоих сыновей, подобных тридцати (богам). А рядом с царем Синдху блистали могучие воины на колесницах: царь Гандхары — игрок (Шакуни), Шалья и Бхуришравас.

Так гласит глава тридцать третья в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 34

Санджая сказал:

Тогда на тот неодолимый боевой строй, охраняемый сыном Бхарадваджи, двинулись партхи, возглавляемые Бхимасеной. Также Сатьяки и Чекитана, и Дхриштадьюмна — сын Паршаты, отважный Кунтибходжа и Друпада, могучий воин на колеснице; сын Арджуны (Абхиманью) и Кшатрадхарман, и Брихаткщатра могучий, Дхриштакету, повелитель чедиев, оба сына Мадри (Накула и Сахадева) и Гхатоткача; отважный Юдхаманью u и Шикхандин непобедимый, Уттамауджас неотразимый и Вирата, могучий воин на колеснице; сыновья Драупади, возбужденные гневом, и доблестный сын Шишупалы, кекайи, преисполненные могучей силы, и сринджайи тысячами — эти и другие, искусные во владении оружием и одержимые в битве, внезапно ринулись вместе со свитами на сына Бхарадваджи, желая сразиться.

Однако всех их, как только они приблизились вместе, доблестный сын Бхарадваджи бесстрашно сдержал могучим потоком своих стрел. Как громадные водяные валы, обрушиваясь на непробиваемую скалу, или как (вздымающиеся) моря, достигая своих берегов, (откатываются назад), они не могли подступить к Дроне. Myчимые стрелами, выпущенными из лука Дроны, о царь, пандавы не в состоянии были устоять перед сыном Бхарадваджи.

И так сила рук Дроны, которую мы видели, была весьма необычайна, ибо панчалы вместе со сринджаями не могли подступить к нему. При виде Дроны, наступающэго в сильном гневе, Юдхиштхира подумал о различных средствах для воспрепятствования его продвижению. Но сочтя под конец, что Дрону невозможно остановить кем-либо другим, Юдхиштхира возложил то тяжелое и невыносимое бремя на сына Субхадры.

Обратившись к Абхиманью, тому сокрушителю вражеских героев, который был не ниже самого Васудевы и чья мощь была более неизмерима, чем у Пхальгуны, он сказал ему такие слова: «О сын мой, действуй таким образом, чтобы Арджуна, возвратившись (от саншаптаков), не мог порицать нас! Мы не знаем, как прорвать круглый боевой строй! Только ты, или Арджуна, или Кришна, или же Прадьюмна могут прорвать тот круглый строй! Но невозможно, о могучерукий, найти другого, пятого (чтобы совершить такой подвиг)! О Абхиманью, тебе надлежит дать дар отцам твоим, дядям по матери и войскам всем, просящим тебя, о сын мой! Быстро взяв оружие, сокруши боевой строй Дроны, ибо Дхананджая, о сын мой, вернувшись из сражения, станет порицать нас всех!»

Абхиманью сказал:

Желая победы отцам моим, я в бою проникну в тот крепкий, неколебимый и превосходнейший строй, (установленный) Дроной, и сокрушу его. Ибо отец мой обучил меня способу (прорыва) и сокрушения подобного строя. Я не смогу, однако, выбраться (оттуда), если окажусь в какой-нибудь опасности!

Юдхиштхира сказал:

Прорви с боем этот строй, о превосходнейший, и сделай проход для нас. Мы же последуем за тобой путем, каким двинешься ты, о сын мой! В битве ты равен самому Дхананджае. Как только ты проникнешь в строй (врага), о сын мой, мы последуем за тобой, охраняя тебя со всех сторон!

Бхима сказал:

Я сам последую за тобой, также Дхриштадьюмна и Сатьяки; панчалыг кекайи и матсьи, а также все прабхадраки. Прорванный тобою один раз, боевой строй мы снова и снова разорвем в разных местах, убивая в нем выдающихся воинов!

Абхиманью сказал:

Я проникну в этот неприступный строй Дроны, как возбужденный гневом мотылек (проникает) в пылающий огонь. Сегодня я совершу такой подвиг, который будет благотворным для обоих родов. Я исполню тог что доставит радость и моему дяде по матери, и отцу моему. Сегодня все существа увидят толпы вражеских воинов, теснимых в битве мною, лишенным помощи ребенком!

Юдхиштхира сказал:

Так как ты, охраняемый этими тиграми среди мужей, могучими лучниками, этими воинами, подобными Садхьям, Рудрам или Марутам, или равными в доблести (восьмерым) Васу, Агни или самому Адитье, отваживаешься прорвать непроницаемый строй Дроны и так как ты говоришь так, то пусть сила твоя, о сын Субхадры, возрастет!

Санджая сказал:

Услышав такие слова Юдхиштхиры, Абхиманью поторопил своего возницу (приказав ему): «О Сумитра, быстро погоняй коней по бранному полю к войску Дроны!»

Так гласит глава тридцать четвертая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 35

Санджая сказал:

Выслушав слова мудрого царя справедливости, сын Субхадры, о потомок Бхараты, поторопил возницу (ехать) к войску Дроны. И понуждаемый его возгласами «поезжай, поезжай!», возница, о царь, сказал тогда в ответ Абхиманью такие слова: «О долговечный, неимоверно тяжелое бремя возложено на тебя пандавами! Удостоверившись своим умом о возможности перенести его, ты должен потом вступить в битву. Ведь наставник Дрона искусен во владении высочайшим оружием и опытен (в битве)! Ты же взлелеян в роскошной неге и все же искушен в битве!»

Тогда Абхиманью, смеясь, сказал вознице такое слово: «О возница, кто же этот Дрона! И кто, опять же, все эти кшатрии? С самим Шакрой, восседающим на Айравате, вместе с сонмами бессмертных я мог бы сразиться на головном участке боя. Нет у меня ни малейших опасений сегодня перед всеми кшатриями! Это вражеское войско не заслуживает даже (быть приравненным к) шестнадцатой части меня самого! Имей я даже дядю моего по матери — Вишну, покорителя вселенной, о сын суты, или отца моего Арджуну (своим противником) в битве, страх не овладел бы мною!» Абхиманью затем, пренебрегши теми словами возницы, сказал ему: «Поезжай немедля к войску Дроны!»

И возница тогда, не очень радостный душою, погнал трехлетних коней, покрытых золотыми попонами. И те кони, погоняемые Сумитрой к войску Дроны, помчались к самому Дроне, о царь, с большой быстротой и отвагой. Заметив его, несущегося (к ним) таким образом, все кауравы, возглавляемые Дроной, выступили против него, в то время как пандавы последовали за ним.

И сын Арджуны, превосходящий самого Арджуну, облаченный в золотые доспехи и осененный превосходных знаменем с изображением дерева карникара, ринулся, горя желанием битвы, на могучих воинов колесничных, возглавляемых Дроной, подобно тому как детеныш льва (набрасывается) на слонов.

Тогда те (воины), пытаясь защитить свой боевой строй, стали наносить удары (по Абхиманью). И на минуту произошло там волнение, которое, казалось, напоминало водоворот, образовавшийся от впадения Ганги в океан. И между сражающимися героями, разящими друг друга, о царь, разыгралась свирепая и страшная битва. И в то время как происходило то вселяющее ужас сражение, сын Арджуны, прорвав на глазах у самого Дроны тот боевой строй, проник в него.

Но когда он проник в середину стана врагов и начал уничтожать их, большие отряды слонов, конницы, колесниц и пехотинцев с поднятым оружием окружили того могучего воина. Оглашая Землю звуками различных музыкальных инструментов, всяким шумом, призывами и гневными словами, грозными восклицаниями и львиными кличами, выкриками «Постой, постой!», свирепыми возгласами одобрения, криками «Не уходи! Постой! Иди ко мне!», многократными возгласами «Этот! Это я! Туда!», — оглашая Землю ревом слонов, звоном колокольцев и украшений, взрывами смеха и стуком копыт и ободов колес, (воины кауравов) обрушились на сына-Арджуны.

Но прежде тот герой, ловкий во владении оружием и сведущий в уязвимых местах (противника), быстро и неколебимо (осыпая стрелами), способными поражать жизненно важные места, сам убил полчища тех нападавших (на него) воинов. Убиваемые различного вида острыми стрелами, они нападали на него на поле брани, подобно тому как стаи саранчи (набрасываются) на пылающий огонь. И Абхиманью быстро усеял землю их телами и различными членами тел, как (жрецы) устилают алтарь при жертвоприношении листьями травы куща.

И сын Арджуны отрубил тысячами красивоокруглые руки твоих воинов. Некоторые из этих рук имели кожаные предохранители и напальчники (от удара тетивы), другие держали колчаны и луки; иные сжимали мечи или щиты, стрекала или поводья, другие — пики и секиры; некоторые держали шары или стрелы с железными наконечниками или копья, иные же — заостренные колья и железные булавы или пики, заостренные трезубцем; еще-другие сжимали короткие дротики или заостренные железом колья, иные же — метательные дротики или отборные дреколья; некоторые держали кнуты и огромные раковины, другие — колючие дротики и железные крючья; иные сжимали деревянные молоты и другие виды метательного оружия, еще другие имели сети или тяжелые -дубины или каменья. И все те руки были украшены браслетами и запястьями и умащены очень приятными благовониями и притираниями. И из-за тех (рук), обагренных кровью и ярко(красных) на вид, о великий царь, (то поле брани) представлялось красивым, как будто (оно было усеяно) пяти-головыми змеями, растерзанными Гарудой, о достойнейший!

Сын Пхальгуны также устлал поле битвы множеством голов вражеских (воинов), голов, украшенных изящными носами, красивыми лицами и локонами, без всяких изъянов и с прекрасными серьгами; со ссадинами на нижних губах, искусанных от ярости, они обильно истекали кровью. Украшенные чудесными венками, коронами и тюрбанами, драгоценными камнями и жемчужинами, блеском подобные солнцу или луне, они, казалось, напоминали собою лотосы, лишенные стеблей.

Издающие тонкое благовоние, они в свое время могли говорить слова приятные и благотворные. Тут же (валялись повсюду) видом напоминающие воздушный город гандхарвов и как должно оснащенные колесницы (противника), лишенные дышел впереди и тройных бамбуковых шестов, они красовались лишь древками знамен, повергнутыми на них. Одни были лишены своих задков, боковых дышел и осей, а также ободов и спиц. Иные были лишены своих колес и других принадлежностей или площадок, и (всевозможные) приспособления на них были разбиты. Оснащения всяки& были с них снесены, а воины на них — убиты тысячами. Превращая (все колесницы эти) в обломки, (Абхиманью) показывался во всех направлениях.

Своими стрелами с тонко отточенными остриями он изрубил на куски вражеских слонов и воинов на слонах вместе со стягами, стрекалами и знаменами; также колчаны и панцири, подпруги, веревки вокруг щей слонов и попоны; также колокольца, хоботы и кончики бивней; равно и пеших воинов, охранявших с тылу копыта слонов. Там (можно было видеть множество) коней, происходящих из Ванаю, горных областей, Камбоджи, Аратты и Бахли, с хвостами, ушами и глазами неподвижно уставленными, быстрых и хорошо обученных, с ловко восседающими на них искусными воинами, сражающимися дротиками, копьями и пиками, с султанами (на головах) и чапраками и с украшениями (на хвостах) в виде пучков волос, совсем развязавшихся. Многие (лежали) с высунувшимися языками и выкатившимися (из орбит) глазами и с вывалившимися в изобилии внутренностями и печенью. Седоки (лежали рядом) убитые, и упряжь (на животных) была разорвана. (Распростертые так), они доставляли наслаждение стаям кровожадных хищников. С доспехами и панцирями искромсанными, извергая кал и мочу, они плавали в них.

Так повергая лучших коней в (воинстве) твоем, Абхиманью выглядел блистательно.

Совершив без посторонней помощи трудновыполнимый подвиг, как некогда — непостижимый Вишну, Абхиманью сокрушил твое огромной войско, состоящее из трех родов. Он уничтожил также твоих пеших воинов, о потомок Бхараты! И при виде того войска, сильно иссеченного сыном Субхадры, одним (без постороннего участия), своими острыми стрелами, словно воинство асуров — Скандой, твои воины и сыновья твои бросали во все стороны (отсутствующие) взгляды.

С пересохшими ртами, беспокойно бегающими глазами, с покрытыми потом телами, на которых волоски поднялись от содрогания, потеряв уверенность в победе над врагом, они приняли тогда решение убежать с поля боя. И желая спасти свои жизни, они называли друг друга по своим и родовым именам и, покидая раненых своих сыновей и отцов, друзей, родных и родственников по браку, собрались пуститься в бегство, понукая своих коней и слонов (скакать во всю прыть).

Так гласит глава тридцать пятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 36

Санджая сказал:

Видя свое войско разбитым наголову сыном Субхадры, неизмеримым в мощи, Дурьйодхана, сильно разгневанный, сам двинулся против него. Увидев царя, повернувшего обратно к сыну Субхадры в сражение, Дрона тогда, обратившись к воинам, сказал: «Спасайте своего повелителя! Перед нами, на глазах у нас самих, доблестный Абхиманью убивает все, что служит ему мишенью. Так нагряньте же быстро на него, не бойтесь и защитите царя кауравов!».

И тогда благодарные и могучие воины, благорасположенные (к Дурьйодхане) и горделивые от побед, встревоженные (грозящей) опасностью, окружили твоего храброго сына. Дрона и сын Дроны, Крипа и Карна, Критаварман и сын Субалы, Брихадбалазг и царь мадров, Бхури и Бхуришравас и Шала; Паурава и Вришасена, меча острые стрелы, окатили сына Субхадры могучим ливнем своих стрел. И приведя его в замешательство, они спасли Дурьйодхану. Сын Арджуны, однако, не мог вынести того, что у него словно выхватили кусок изо-рта. Мощным потоком стрел обратив вспять тех могучих воинов на колесницах вместе с их возницами и конями, сын Субхадры издал тогда львиный клич.

И услышав тот его клич, подобный рыку льва, жаждущего сырого мяса, эти воины на колесницах, возглавляемые Дроной, не вынесли его, охваченные вновь сильной яростью. Окружив его со всех сторон множеством колесниц, о достойнейший, они выпустили в него обильные ливни самых разнообразных стрел. Твой внук, однако, рассек их в воздухе (прежде чем они смогли достичь цели) своими острыми стрелами и пронзил ими всех тех (воинов).

И тот (подвиг его) казался весьма удивительным. Тогда они, приведенные им в ярость при помощи стрел, подобных ядовитым змеям, окружили сына Субхадры, не отступающего (в сражении), желая убить его. И похожее на вздымающийся океан, то море твоих войск Абхиманью сдерживал один, как берег морской (сдерживает) обиталище Макаров. И среди тех героев, сражающихся так и поражающих друг друга, то есть Абхиманью и его приверженцами (с одной стороны) и его противниками (с другой) — не было никого, который отвратился бы от битвы.

Меж тем как происходила та свирепая и страшная битва, Духсаха пронзил Абхиманью девятью стрелами; Духщасана — двенадцатью, Крипа, сын Шарадвана, — тремя, а Дрона — семнадцатью стрелами, напоминающими ядовитых змей. Вивиншати пронзил его двадцатью стрелами, а Критаварман — семью, Брихадбала — восемью, Ашваттха-ман же — семью. Бхуришравас пронзил его тремя стрелами, а повелитель мадров — семью, Шакуни — двумя стрелами, а царь Дурьйодхана — тремя. Но доблестный Абхиманью, о великий царь, будто приплясывая с луком в руке, пронзил в ответ каждого (из тех воинов) тремя стрелами.

Затем Абхиманью, исполненный ярости из-за сыновей твоих, так досаждавших ему, проявил свою чудесную силу, приобретенную от самой природы и упражнений. Мчащийся на хорошо выезженных конях, наделенных быстротою Гаруды или Ветра, всецело послушных приказаниям своего возницы, он быстро обрушился на наследника Аш-маки. Но тот пронзил его десятью стрелами и воскликнул «Стой»! Абхиманью затем десятью стрелами (сразил) его возницу и коней, (срубил) знамя, обе его руки, лук и голову и повергнул их на землю, смеясь при этом. И когда тот герой, повелитель ашмаков, был убит так сыном Субхадры, все его войско дрогнуло и начало убегать с поля.

Тогда Карна и Крипа, Дрона и сын Дроны, царь Гандхары, Шали и Шалья, Бхуришравас и Кратха, Сомадатта и Вивиншати, Вришасена и Сушена, Кундабхедин и Пратардана, Вриндарака и Лалиттха, Прабаху и Диргхалочана и Дурьйодхана разгневанный окатили его ливнями своих стрел. Но тут Абхиманью, сильно разъяренный теми могучими лучниками, (досаждавшими ему) прямыми стрелами, пустил в Карну стрелу, способную пронзить насквозь тело.

И пробив его панцирь и пронзив насквозь тело, та стрела вонзилась затем в землю, о царь, подобно тому как змея проходит сквозь муравейник. И от того сильного удара Карна совсем обессилел, почувствовав страшную боль, и стал дрожать в той битве, как будто холм при землетрясении. Затем тремя другими острыми стрелами могучий (сын Арджуны), воспылавший гневом, убил трех из тех воинов: Сушену, Диргхалочану и Кундабхедина. Но тут Карна (очнувшись от потрясения) поразил его двадцатью пятью длинными стрелами, затем Ашваттхаман — двадцатью и Критаварман — семью.

С телом, всюду истерзанным стрелами, сын сына Шакры, воспаленный гневом, рыскал по полю. И он представлялся всему войску точно сам Разрушитель (Яма) с путами в руке. Затем он окатил Шалью, оказавшегося поблизости от него, ливнем стрел. И он, могучерукий, издал громкие клики, устрашая этим твои войска. А между тем Шалья, пронзенный (Абхиманью), сведущим в оружии, при помощи прямых стрел, поражающих жизненно важные места, о царь, сел на площадку колесницы и потерял сознание. При виде его, так пронзенного достославным сыном Субхадры, все войско обратилось в бегство на глазах у сына Бхарадваджи.

Видя того могучерукого воина, покрытого так стрелами с золотым оперением, и твои воины тоже разбежались, как олени, преследуемые львом. И прославляемый сонмами усопших предков и богов, чаранов, сиддхов и якшей, а также толпами различных существ на Земле возданием хвалы (его доблести и искусству) в битве, Абхиманью выглядел весьма блистательно, подобно жертвенному огню, поливаемому топленым маслом.

Так гласит глава тридцать шестая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 37

Дхритараштра сказал:

Меж тем как сын Арджуны, тот могучий лучник, так крушил (своих г противников) прямыми стрелами, кто из моих воинов пытался окатить его ливнем своих (стрел)?

Санджая сказал:

Слушай, о царь, о чудесной удали в сражении юного (Абхиманью), а когда он сокрушал отряды колесниц (кауравов), защищаемые сыном Бхарадваджи. Увидев повелителя мадров обессиленным в битве сыном Субхадры, младший брат Шальи, преисполненный гнева, выступил против (Абхиманью), меча свои стрелы. Пронзив сына Арджуны вместе с его конями и возницей десятью стрелами, он издал громкий клич и промолвил: «Стой, остановись!» Однако сын Арджуны при помощи своих стрел

отсек ему голову вместе с шеей, руки и ноги, сразил коней и возницу, рассек лук его, зонт и знамя, тройной бамбуковый шест, приспособление-из дощечек дерева шами (для добывания огня), оба колеса колесничные, ярмо и дышла, колчаны и днище колесницы, древко знамени, обоих воинов, охраняющих колеса колесницы, и все боевые принадлежности колесницы. И из-за высокой его ловкости никто не мог видеть, как он проявлял ее. А тот, лишенный жизни, с разорванными украшениями и одеянием, упал на землю, как могучее дерево чайтья, сломанное ветром неимоверной силы. А его приверженцы, сильно перепуганные, разбежались во все стороны. Увидев тот подвиг сына Арджуны, все существа (испытали большое удовлетворение), о потомок Бхараты, и приветствовали его громкими одобрительными возгласами «Превосходно, превосходно!»

После того как брат Шальи был убит так, многие из его воинов, громгко объявляя свой род, местожительство и имена, ринулись против сына Арджуны, преисполненные гнева и с различным оружием в руках. Некоторые из них были на колесницах, другие — на конях, еще другие — на слонах, а иные двигались пешком. И все они отличались чрезмерною-силой. Другие (устремились), оглашая отпрыска Арджуны громким свистом стрел и резким стуком копыт и ободов колес колесничных, грозными окриками, гиканьем и воинственными кликами, львивоподобными рыками и ревом (возбужденных слонов), звоном тетивы и шлепками кожаных нарукавников.

И они говорили ему: «Живым ты не избавишься от нас, пока мы сами живы!» Слыша их, говорящих так, и смеясь при этом,. сын Субхадры пронзил своими стрелами каждого из них, кто первым ударил в него. Намереваясь показать различные виды оружия, чудесные и отличающиеся быстротою, доблестный сын Арджуны сражался мягко в битве. То оружие, которое он получил от Васудевы, и то, которое — от Дхананджайи, сын Арджуны показывал таким же самым способом, какой (применялся) Кришной и Арджуной. Не обращая внимания на тяжкое бремя (которое он взял на себя) и достигая своей цели все снова и снова, он накладывал и метал стрелы. И не было совершенно видно никакого различия между (его действиями).

Только дрожащий круг натянутого лука можно было видеть со всех сторон, подобный рассеивающему мрак, сверкающему диску солнца. Слышались (там) звон тетивы его (лука) и страшные шлепки ладоней, напоминающие раскаты (грома из) облака, исторгающего в свое время могучие вспышки молний. Скромный, неистовый, почтительный (к старшим) и миловидный, сын Субхадры, намереваясь почтить (вражеских) героев-лучников, сражался с ними (вежливо).

Начав мягко, о великий царь, он постепенно сделался свиреп, как прославленный творец дня в в осеннюю пору после окончания времени дождей. Подобно тому как солнце источает свои лучи, (Абхиманью), исполненный гнева, метал сотнями различные стрелы, огромные, остро отточенные на камне и снабженные золотым оперением. Стрелами с подковообразным наконечником и с острием в виде телячьего зуба, различными длинными стрелами, а также снабженными наконечником в виде полумесяца и с серповидным острием и другими стрелами с широким острием он, достославный, окатил боевой строй колесниц на глазах у сына Бхарадваджи. И тогда войско то, так теснимое стрелами, отвратилось от поля битвы.


2717377079828707.html
2717418090109699.html
    PR.RU™